«Из духовной музыки мы все вышли» - Иван Козловский

kozlovskiyИван Семенович Козловский (1900-1993) - великий певец, выдающийся представитель русской вокальной школы, корифей оперной сцены. Его творческое наследие очень велико.

Русская духовная музыка - наименее известная часть наследия И.Козловского, долгие годы окутанная молчанием. В книгах и статьях, посвященных певцу, исключалось все или почти все, имевшее отношение к духовной музыке. Лишь в последние годы жизни певца стала приоткрываться завеса над тщательно скрывавшимися фактами его жизни и творчества..


В 1989 году, откликаясь на концерты Первого Московского фестиваля русской духовной музыки, Козловский назвал его величайшим событием в культурной жизни страны: «На многие годы преданная забвению духовная музыка, музыка мощного духовного напряжения, высочайшего полета души, возвращается к широкому слушателю». «Из духовной музыки мы все вышли. Если проследить историю Большого театра, и не только Большого, то биографии всех выдающихся певцов начинались с того, что они пели в церковном хоре».
И.Козловский пел в церкви с детства. В семь с половиной лет Ваню отдали учиться в Златоверхий Михайловский монастырь в Киеве. Мать мечтала, чтобы сын стал священником. Он пел в хоре мальчиков на левом клиросе Софийского собора и даже получил право проводить занятия в одной из групп хора. Регентом собора был Я.Калишевский, необычайно талантливый музыкант, которого назвали королём регентов.
Певец вспоминал: «После школы принимали в Семинарию, где учились четыре года на священника. Если хотели стать богословом - еще один год. Потом могли поступать в Академию». Но наступил 1917 год, и судьба молодого певчего сложилась совсем иначе. Он служил в армии, а затем началась его оперная карьера. В одном из интервью Козловский сказал, что после Киева «не пел в храмах, так как с 1926 года я стал солистом Большого театра, имел звания, постоянно бывал в Кремле и меня в храмы просто не приглашали». Но духовная музыка не была вычеркнута из его жизни. Приведем лишь некоторые факты.
В 1943 году с выдающимся русским регентом Н.Данилиным Козловский записал для Патриархии песнопение «Ныне отпущаеши» из «Всенощного бдения» С.Рахманинова.
6 февраля 1945 года он участвовал в концерте Патриаршего хора под управлением В.Комарова вместе с Н.Шпиллер и М.Михайловым. Тогда в его исполнении вновь прозвучало "Ныне отпущаеши" и песнопения П.Чеснокова "Разбойника благоразумного" и "Благослови, душе моя, Господа".

* * *

16 июля 1948 года на концерте в Большом зале Московской консерватории состоялся знаменитый концерт И.Козловского из произведений С.Рахманинова. Во втором отделении вместе с Республиканской хоровой капеллой под управлением А.Юрлова были исполнены четыре номера из «Всенощного бдения». В афишах они были объявлены как хоры из опуса 37, а в критических статьях фигурировали как некие «старинные распевы Рахманинова», - то есть песнопения «Всенощной», в основе которых лежали старинные церковные распевы.

Ин. Попов, присутствовавший на репетиции этого концерта, был восхищен мастерством Козловского: «В Большом зале Московской Консерватории сидело всего 15-20 человек. Казалось бы, у артиста были все основания вполголоса «нашептывать мелодию». Но Иван Семенович с первой же фразы запел полным звуком. Волшебно звучал несравненный голос! Тысячи раз слышанный чарующий серебристо-звончатый тембр его приобрел какую-то особенную, словами невыразимую прелесть. И, подобно Шаляпину, Козловский продемонстрировал тогда поразительное искусство незаметным тембровым нюансом менять окраску голоса, добиваясь того, чтобы на фоне хора сольные фразы звучали всегда светло, ярко, "прорезая" хоровые массивы. Даже через день на концерте, прошедшем с триумфальным успехом, старинные распевы Рахманинова, кажется не звучали так прекрасно! Впрочем, вероятно, я ошибаюсь. Зал тогда буквально неистовствовал от восторга".
В 60-70-е годы Козловский сделал несколько записей духовных сочинений. Кроме того, он пользовался любой возможностью петь в храме. Так, например, благодаря Ивану Семеновичу духовная музыка звучала в дни Пушкинских праздников в Святогорском монастыре. Певец, преклонявшийся перед творчеством великого русского поэта, вспоминал: "Там, где стоял гроб с телом Пушкина, мы исполняли то, что последним пели перед тем, как закрыть гроб. Это старинное песнопение "Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему". Пишу эти строки и думаю: "А сколько надо было убеждать, чтобы это было разрешено!". Заканчивали концерт хором с колоколами".
А вот исполнение Козловским "Ныне отпущаеши" в Юрьевом монастыре в Новгороде слышали всего два человека: ключница-сторожиха и писатель Владимир Солоухин. Восхищение простой женщины выразилось непосредственно: она поклонилась ему земным поклоном. А писатель создал прекрасный рассказ «Золотое зерно», воспев там «могучий, высокий, чистый, радостный звук, который не похож ни на какие другие звуки и который называется в человеческом обиходе голосом Ивана Семеновича Козловского».

Наталья Плотникова, кандидат искусствоведения

 

http://www.mosconsv.ru/ru/person.aspx?id=9058

 

Подростковый клуб православного краеведения Ставросъ

Подростковый клуб церковного краеведения

Рязанская епархиальная библиотека ВКонтакте

feofan

ban1

ban3

ban2

 
Яндекс.Метрика